"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


воскресенье, 15 апреля 2012 г.

Танго, историческая справка

J. Alberto Mariñas
 

  Трудно писать исторические заметки о танго, но в то же время, трудно избежать этого, потому что есть люди, которые хотят хоть немного ориентироваться в этом культурном феномене, танце, музыке, пении, поэзии.
   Хотя о танго и его героях и происхождении существует множество спорных версий, в общем принято считать, что танго родилось в БА в конце 19 века. Некоторые предпочитают говорить о зарождении танго на берегах Рио де ля Плата, в угоду уругвайцам, которые претендуют на совместное зарождение феномена.



  Невозможно определить точное время зарождения танго. Большинство исследователей сходятся на 80-х годах 19 столетия как отправной точке, в которой тогда еще не было определенной манеры танцевать музыку. Общество, в котором зародилось танго слушало и танцевало хабанеру, польку, мазурку, некоторые вальсы, что касается белого населения. Чернокожие составляли 25% населения БА и они двигались в ритмах кандомбе, танце, в котором танцевали более ритм перкусии, чем мелодию.

  Музыкально танго восходит в своей генеалогии к испанско-кубинской хабанере. Конечно этот источник мало говорит о рождении танго. Изначально танго исполняли скромные группы, в состав которых входи только скрипка, флейта, гитара и даже использовалась как духовой инструмент расческа с папиросной бумагой для отмечания ритма.   
   Легендарный инструмент, бандонеон не появлялся в танго два десятилетия вплоть до 900 годов и мало-помалу стал заменять флейту.
Изначально в танго исполнялись уже существующие мелодии, затем создавались новые мелодии, которые исполнялись в одной музыкальной транскрипции, потому что часто исполнители и композиторы не знали нотной грамоты. Действительно, с течением времени, некоторые из первых танго были уже записаны, но не подписаны авторами, а некоторые умники, владеющие нотной грамотой, воспользовались этим и присвоили себе некоторые популярные танго, чтобы заработать немного денег.

   Цифры говорят: В Аргентине было два миллиона населения в 1870 году и четыре миллиона двадцать лет спустя. Половина всего населения сосредоточилась в БА, где доля иммигрантов составляла 50% и куда прибывали гаучо и индейцы с глубины страны.
В этой среде начали танцевать в трущобах и публичных домах новые ритмы, которые с самого начала ассоциировались с борделями. Только проститутки и «официантки» присутствовали в академиях.
Речь идет о женщинах, посвящающих свою душу и прежде всего тело своим случайным знакомым. Танго начали танцевать очень «телесным» образом, провокационно, близко... мало социально приемлемым образом. Возникший феномен танго начал выходить за пределы аррабалей и стал распространяться по всему городу.



  В первое время, когда танго стало превращаться в песню, стихи, сопровождаемые музыкой были непристойными. Названия песен не оставляли места для сомнений: "Dos sin sacarla", "Qué polvo con tanto viento", "Con qué tropieza que no dentra", "Siete pulgadas"... и даже включая "El Choclo", хотя буквально означает початок кукурузы, в вульгарном смысле это слово означает влагалище.

  Со своей колыбели до превращения в короля танцев в салонах западного мира, танго прошло любопытный путь туда и обратно между Старым и Новым Светом, сделав блестящую остановку в Париже.
Как танго пришло туда? Здесь снова ответы противоречивы. Некоторые тексты, более наивные, чем научные, называют даже имена и фамилии «персон», ответственных за этот вояж. Реальность, как и информация про зарождение танго, оказывается более сложной и многогранной.

  «Хорошие мальчики» из БА без колебаний спускались в аррабали, чтобы повеселиться, потанцевать и попутно подцепить какую-нибудь «милонгиту», которая позволит себя уговорить. А для того, чтобы приблизиться к незнакомой женщине ничего лучше танго не было. Конечно, они не принимали танго ни в своих домах, ни в танцах с сеньоритами своего окружения и по этой причине танго много лет оставалось чем-то маргинальным и для низших классов.



  Однако, поездки этих патрициев в Европу, в особенности в Париж, послужили спусковым крючком. Париж был не только столицей гламура и моды, но был и городом, который дал приют плюралистическому обществу, часть которого была веселой и непредвзятой. Галантные танцы из французской столицы возвращались назад в БА. Луи Мерсье, хроникер парижской жизни, писал в 1800 году: «После денег, сегодня танец имеет самый большой успех у парижан, независимо от их социального происхождения: любят танец, почитают его, боготворят его... Этого сумасшествия никто не избежал». Если такое творилось в начале 19-го века, то это же было и в начале 20-го века, когда появились такие публичные клубы как «Bal Bullier» в Монпарнасе и «Moulin» в Галет. Дополним, что смелость не была чужда обычаям парижан в начале 20-го века. Напротив, некоторые ежегодные балы, как например студенческий Bal des Quat’z Arts «был знаменит легкостью одежды и сексуальным разгулом, который всегда преобладал в нем.»

   В этом социальном контексте не было трудности в том, чтобы этот смелый танец, созданный в столице дель Платы, нашел благодатную почву для процветания и и вызвал сначала любопытство, а затем вошел в моду и вызвал фурор. Из Парижа, витрины Европы, столицы моды, колыбели шика, его распространение на остальной континент и по всему миру было каким-то простым и быстрым. Интересно, что тогда БА пристально следил за Парижем и когда наконец танго вошло в парижские благородные салоны , то это было лучшей рекомендацией для зарождающейся буржуазии, которая боролась за то, чтобы сделать свой город Парижем Америки.

  Славу танго принес также одновременный запрет на него. Вечная социальная динамика вернулась на круги своя: старое против нового, цензура против открытости, традиции против прогресса. Критики танго появились во всем мире, включая известных персон. Папа Пий Х его запрещал, кайзер запрещал танцевать его своим офицерам. Испанский журнал «Европейское и Американское просвещение» говорил о: «...неправильности и предосудительности во всех отношениях «танго», гротескного набора из смешных и отвратительных действий...». Это цитата из испанского журнала, но такие же можно было встретить в английских, немецких и даже французских публикациях.

  Однако, когда произошла такая реакция, жребий был уже брошен: танго триумфовало. Одежда танго, цвета танго, стиль танго...танго стало королем танца предвоенного мира. Этот период закончился с Первой мировой войной. Далее произошел рост могущества США, изменение привычного образа жизни. Танго продолжало жить, зародилась танго-песня, которая приняла на себя эстафету танго-танца, но с успехом более ограниченном географически. Мир перед новой войной открыл для себя и восхищался Карлосом Гарделем. К концу войны, когда США высадились в Европе, они завезли туда свинг, который умер, но дал толчок для развития рока.

  Все эти годы танго имело блестящую историю, в которой были взлеты и падения. На протяжении своей жизни танго развивалось и как танец, и как музыка. Был достигнут уровень утонченности и зрелости, который позволяет жить танго и в первом десятилетии второго века его жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий