"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


воскресенье, 15 апреля 2012 г.

Дыша, как сильфоны

 С огромным удовольствием представляю это прекрасное эссе о моем любимом инструменте бандонеоне. Бандонеон часто называют словом Fueye. Это часть бандонеона, которую можно перевести как меха. еще одно значение этого слова-сильфоны. В тексте я пользуюсь двумя этими словами, обозначающими бандонеон. Четвертая часть эссе посвящена бандонеону в поэзии танго. Стихи переводил я, так что не судите строго.



Эссе о бандонеоне

Ариель Каррисо Пачеко
В память о моем отце Абеле Амбросио Каррисо
В память о Энрике Кадикамо

1.Краткая история бандонеона.

  Бандонеон появился на свет в Германии, благодаря изобретательности Карла Фридриха Ухлинга, который его создал в 1830 году как вариант английского концертино (особый аккордеон шестиугольной формы). Название инструмент получил от имени Генриха Банда, который усовершенствовал его для производства. В 1864 году Альфред Амольд начал серийно выпускать всеми любимые бандонеоны серии Doble A (A A).
Хотя баварские и гамбургские крестьяне играли на нем, чтобы оживить свои праздники или исполняли церковную музыку, в то время инструмент не был очень популярным в Германии.
   Годы спустя, Рио де ля Плата станет свидетелем зарождения музыки танго, певучей как никакой другой. Музыки, которой было суждено превратиться наиболее богатую и представительную часть аргентинской культуры.

   Первыми инструментами, формировавшими первые примитивные оркестры танго, были: скрипка, гитара, барабан и арфа. Такие ансамбли в конце ХІХ века создавались группами мулатов, которые собирались в знаменитой Carpa del Sargento Maciel, расположенной в месте, где сейчас находится отель «Плаза». Энрике Кадикамо утверждал, что там, в северо-восточном районе, на улицах, которые сегодня переименованы во Флорида и Марсело Т. Де Альвеар, родилось танго среди выходцев из Африки.

  С течением времени пианино и контрабас заменили барабаны и арфу. Это позволило создавать группы более «портеньевские» и положило начало распространению нового жанра, уже названного танго. Танго - городская музыка, иногда универсальная, которая в то время находилась в неосознанном ожидании того инструмента, который дал бы ей собственный голос и который не просил слишком многого для признания своих заслуг: бандонеона.

  Так бандонеон был предназначен обогатить танго своими многочисленными оттенками, которые имели, в том числе, горькие и душераздирающие тона. Бандонеон задыхался в Европе. Ему было необходимо вдыхать воздух портеньо для насыщения кислородом и танго, которое, в свою очередь, надеялось быть исполненным внутри этого таинственного ящика. Из этой атмосферы, наполненной пением, вальсами, польками был унаследован глубокий лиризм танго.

2.Бандонеонисты

  Первым аргентинским бандонеонистом был Себастьян Рамос Мехьа, по прозвищу Пардо, работавший кучером на конном трамвае в БА и Бельграно.
  Пардо зажег пыл танго в венах Сиприано Наваса и братьев Санта Крус. Он играл в кафе Афин, Каннинга и Санта Фе, где в 1908 году царила преступность и собственная портовая атмосфера, где преобладали преступники и компадрито (хулиганы).

  Другим пионером бандонеона был Антонио Чиапе, который под влиянием Пардо позволял себе роскошь вызывать на соревнование, посредством газетных объявлений тех, кто исполнял вальдтойфельдские вальсы.
По мере того, как танго популяризовалось, появлялись места, чьи названия формировали часть нашей истории: Almacén Suizo, кафе «La castellana», «El Pasatiempo» и милонги, которые проводились на улицн Чиле, в переполненном Доме Лауры или в Кабаре Монмартр на улице Корьентес.
  Участники танцевали в ритме оркестров, которые приобретали настоящую известность. Одним из самых престижных было трио в составе: Эдуардо Ароляс (бандонеон), Хуан Карлос Кобиан (пианино) и Тито Роккатальята (скрипка).

  Если мы рассмотрим список известных бандонеонистов, отметим, что они во многом совпадают со списком наиболее важных музыкантов и композиторов, которые создавали танго. Этот список обширен. Прежде чем привести краткие биографиии четырех самых талантливых бандонеонистов, я упомяну несколько незабываемых артистов: Висенте Греко, Хуан Маглио Пачо, Эрнесто де ля Крус (автора совместно с Франсиско Марино «El ciruja»), Артуро Бернстайн, Ансельмо Айета (который создал с Гарсиа Хименесом «Bajo Belgrano» и «Palomita blanca»), Мануэль Писарро - пионер танго в Париже, Освальдо Фреседо, создатель классических «El once» и «Vida mía», оба на слова его брата Эмилио, Карлос Маркуччи, бандонеонист с великолепной техникой, Анибаль Тройло, автор таких глубоких мелодий как « Garúa» на стихи Кадикамо, Марио Мельфи, Эдуардо Ровира, революционер Астор Пьяцолла... и возвращаясь к современности, следует отметить, что и сейчас насчитывается много бандонеонистов, в большинстве своем последователей мастеров 20-х годов. Среди них: Леопольдо Федерико, Рауль Гарежьо, Освальдо Пиро, Хосе Либертелла, Луис Стасо, Паскуаль Мамоне, Эрнесто Баффа, Рубен Хуарес, Даниель Бинелли, Нестор Маркони, Уолтер Риос и Родольфо Медерос.

  Сейчас кратко пройдемся по артистической карьере четырех исполнителей, каждый из которых заслуживает отдельного параграфа.

Эдуардо Ароляс




  Легендарный Эдуардо Ароляс, псевдоним Лоренсо Ароля, был артистом, чья карьера была прервана преждевременной смертью. Он в жизни был редким щеголем, большим композитором и бандонеонистом, опередившим свое время.
  Родился 24 февраля 1892 года. Свое первое танго написал , когда праздновал свое 17-летие. Друзья попросили его сыграть танго. Эдуардо взял свой бандонеон и сымпровизировал «Una noche de garufa». Франсиско Канаро позже записал партитуру этого танго и включил его в свой репертуар. Затем оно было исполнено оркестрами Висенте Греко и Роберто Фирпо. С последним Ароляс написал в начале 20-х годов «Fuegos artificiales». Его вдохновению принадлежат танго: «La Cachila», «Comme il faut», «Rawson», «¡No! 3» и «El Marne».
  На вершине своего успеха Ароляс умирает в Париже (родном городе своего отца) 29 сентября 1924 года, в 32 года, оставив после себя багатое наследие — более 50-ти танго.



Пакита Бернардо




  Эта замечательная женщина, которая прожила всего 24 года, была первая, кто заняла важное место на танго-сцене, играя на бандонеоне во главе своего оркестра. Она родилась в мае 1900 года в Вижье Креспо, районе, где жили множество таких «кузнецов портенизма», как Селедонио Флорес, Леопольдо Марешаль и Бен Моляр.
В 20-тых годах начала играть на бандонеоне в некоторых кафе в центре БА. Училась игре у Аугусто Берто, Педро Маффиа и Энрике Гарсиа, с которыми совершенствовала свою технику. Она создала собственный секстет, с которым выступала в кафе «Домингес» на старой и тесной улице Корьентес. В первые месяцы выступлений, публика не помещалась в баре и перекрывала улицу. Даже водители трмваев останавливались, чтобы послушать новый оркестр. Газеты того времени засвидетельствовали эти любопытные факты на своих страницах. Через этот оркестр прошли Эльвино Вардаро и Освальдо Пульезе.
  Написала танго «Floreal», «La enmascarada» и «Soñando». Два последних были записаны Карлосом Гарделем, Роберто Фирпо и Хуаном Карлосом Кобианом.

  Она скоропостижно скончалась молодой, 14 апреля 1925 года. Но другие женщины-бандонеонистки продолжили ее путь: Фемина Маристани, выступавшая в Театре Колон, Маргарита Санчес Гаске (Ля Почита), Аурора Клаудина (Кордобесита), Хайди Гальяно (Портеньита), Аида Риоч и Нелида Федерико, сестра Доминго.


Педро Маффиа




  Он родился 28 августа 1900 года в районе Бальванера. С 10-ти лет учился игре на пианино до того момента, когда выиграл в лоторею свой первый бандонеон. Первые уроки игры на этом инструменте он получил у маэстро Хосе Пьяцца. Дебютировал в качестве бандонеониста в кафе своего отца. С тех пор его карьера успешно развивалась: играл с Роберто Фирпо, Хосе Мартинесом и Хулио Де Каро. В 1926 году создал свой первый оркестр, в котором на пианино играл Пульезе, Де Лоренсо на контрабасе, Вардаро и Пульизи на скрипках и Де Франко на бандонеоне. Тогда же был создан дуэт с Педро Лауренсом, с которым он написал танго «Amurado».
Из его музыкального наследия выделяются такие танго как: « Sentencia», «Ventarrón», «Taconeando», «Pobre gallo bataraz», «Cornetín», «Noche de Reyes» и «La mariposa».
Умер этот мастер и новатор бандонеона 16 октября 1967 года.




Педро Лауренс





  Жизненный путь этого гранда танго начался 10 октября 1902 года, а закончился 7 июля 1972 года.
Он начинал как скрипач, но затем, под влиянием своих братьев, начал играть на бандонеоне. Дебют состоялся в 1922 году, в кафе его сестры в Монтевидео. Три года спустя поступил в оркестр Роберто Гоженече. Затем перешел в оркестр Хулио Де Каро.
Лауренс создал стиль, продолжателями которого являлись бандонеонисты Эдуардо дель Пьяно, Маурисио Шульман и Армандо Брунини. Наравне с Маффиа, ему удалось создать свою модель фразировки оркестра.
Написал отличные танго и милонги: «Risa loca», «Esquinero», «Berretín», «De puro guapo»,
«Vieja amiga», «Milonga de mis amores» и «Como dos extraños».



3.Бандонеон в оркестрах.

  В своих стихах, названных «Синопсис истории танго», Энрике Кадикамо рассказал нам, что в начале ХХ-го века, в традиционном кафе « La castellana» на Авенида де Майо, во главе своего оркестра, выступал Роберто Фирпо, играя вальсы и создавая домашнюю обстановку, которая царила там. В другой строфе этой поэмы, поэт признает удачную находку пианиста:

«Но Фирпо, то была прекрасная идея
добавить в оркестр, для коммерческих целей,
бандонеон...который стал шкивом,
приведшим в движение омут аррабалей»

  Хотя верно то, что Висенте Греко до Фирпо собирал оркестр и он первый включил бандонеон в группу, исполняющую танго. Но в том случае Греко сам был в роли бандонеониста, а Фирпо был первым дирижером, который не был бандонеонистом, а добавил бандонеон в свой оркестр.

  Это произошло, когда Хуан Деамброджио Бачича и его бандонеон присоединились к артистическому сообществу в « La castellana». С этого момента домашняя атмосфера изменилась окончательно. Вальсы были заменены на танго и милонги, старшие дамы на молоденьких из веселых районов портеньо.

4. Сильфоны: муза поэтов.

  Множество произведений были посвящены самому представительному инструменту танго. Бандонеон устанавливает глубокую внутреннюю связь с чувствительными душами. Когда они разговариваютт как равный с равным, то делают это при помощи поэзии. Разговаривать с инструментом? Это может показаться странным, но это есть. Бандонеон - это звучащее чувство, которое в таинственной духовности тангеро, может смешиваться с братом... другом... сыном... жизнью, общей и совместной.

  Паскуаль Контурси (автор исторического танго «Mi noche triste») в 1928 году написал «Bandoneón arrabalero», на музыку Хуана Деамброджио, где мы находим эти прекрасные стихи:

“Bandoneón arrabalero,                            Бандонеон аррабалеро,
viejo fueye desinflado...                             пустые старые сильфоны...
te encontré como a un pebete                   нашел тебя я как дитя,
que la madre abandonó.”                          которого покинула мать
................................. …...................................
“Has querido consolarme                          Хотел меня ты успокоить
con tu voz enronquecida,                           хриплым голосом своим
y tu nota dolorida                                      и нотой боли ты
aumentó mi berretín.”                               разбередил мои печали и мечты.




  Когда оценивают воспоминания танго, которые написал Энрике Кадикамо в 1939 году на музыку Рафаэля Росси, находим там синтез именно того , что чувствует бандонеонист через свой инструмент:

“Hoy la tarde está lluviosa,                   Сегодня дождливый вечер,
Bandoneón, por los recuerdos,             бандонеон для воспоминаний
y es por eso que me acuerdo                 и потому что помню я
de mis tiempos de esplendor:                моих времен великолепье,
cuando alcé tu caja un día                    когда случайно однажды твой ящик
en un lírico arremango                          обернул в стихи
y ahí nomás me diste un tango,             и тут ты просто дал мне танго,
un gran tango ganador...”                     великий танго победитель
................................................ …...........................................
“Mi viejo fueye querido,                          Мои любимые и старые меха
yo voy corriendo tu suerte.                     Пробегу я ваше счастье.
Las horas que hemos vivido                    Часы, которые мы прожили,
hoy las cubre el olvido                             сегдня покрылись забытьем
y las ronda la muerte.                              и смерть их охраняет.
Mi viejo fueye malevo,                             Мои старые меха,
hoy, como vos, estoy listo                         сегодня, как и ты, готов
porque pa’ siempre                                  к тому я, что б навсегда
dejé en tu registro                                    в твоих регистрах
enterrao mi corazón...”                            похоронить свое сердце....

  Гениальный Энрике Кадикамо, автор, написавший множество танго, посвященных бандонеону, настолько много, что они звучат повторяясь: «Mientras gime el bandoneón», «Son cosas del bandoneón», «Notas de bandoneón», «Solo de bandoneón», «Sollozos de bandoneón», «Viejo bandoneón»... список продолжается по произведениям, в которых стихи посвящены бандонеону: «Nostalgias»: вой бандонеон свое тоскливое танго; «Che, papusa, oí!»: … мелодичные аккорды/ которые издает бандонеон...; «A quién le puede importar»: Привет, бандонеон/ как было хорошо...; «Pa’ que bailen los muchachos»: тебе играет сегодня бандонеон/ жизнь это милонга... и т. д.
  Танго «Che, Bandoneón», написанное в 1950 году Омеро Манси и Анибалем Тройло является тревожным размышлением, которое возникает однажды в ночь признаний. В моменты настолько меланхоличные, что лучше всего успокоиться, полагаясь на «ящик с сильфонами» для избавления от тоски, слово за словом и нота за нотой:





“ El duende de tu son, che, Bandoneón,            Очарованье твоих звуков, бандонеон,
se apiada del dolor de los demás;                      отражает боль других людей
y al estrujar tu fueye dormilón                           и сжимаясь твои сонные меха
se arrima al corazón que sufre más...”              проникают в сердце, что страдает больше всех
............................................. ….......................................................................
“Tu canto es el amor que no se dio,                  Твоя песнь -любовь, которая не случилась
y el cielo que soñamos una vez,                         и небо, приснившееся нам однажды,
y el fraternal amigo que se hundió                     и близкий друг, который погрузился,
cinchando en la tormenta de un querer...”         в бурю, охваченный любовью...



  Другое известное танго Омеро Манси, на музыку Чарло, называется «Fueye»(меха, сильфоны). Кроме того, он написал совместно с Освальдо Фреседо танго «Bandoneón amigo».
   В 1956 году Катуло Кастижьо написал совместно с Анибалем Тройло (может быть самая поулярная личность, идентифицирующаяся с бандонеоном) танго «La última curda», в котором наравне с Контурси, Кадикамо и Манси, автор использовал диалог бандонеониста со своим инструментом, в котором проявляется неразрывная их близость и для знакомства со всеми их секретами, триумфами и провалами:




“Lastima, Bandoneón, mi corazón      Пожалей , бандонеон, мое сердце
tu ronca maldición maleva;                 твой хрип нарочное проклятье
tu lágrima de ron me lleva                   твоя слеза из рома меня влечет
hasta el hondo bajo fondo                    в пучину на самое дно,
donde el barro se subleva...”                где ил поднимается кверху.
.......................................... ….....................................................
“Un poco de recuerdo y sinsabor     Каплями воспоминаний и горечи
gotea tu rezongo lerdo; капает        твое медленное рычанье;
marea tu licor y arrea                 голову кружит твой ликер и подстегивает     
la tropilla de la zurda                        табуны левых мыслей,
al volcar la última curda.”                 проливая последнее бухло


  Бандонеон всегда поддерживает своего партнера, хотя и жалуется, и тот знает, что в этом черном ящике все его печали и радость получат необходимое утешение. Эти поэты находили свою музу и нежную лирику во вздохах сильфонов. Четверо из них сошлись в развитии «диалога» в своих танго, диалога двуязычного, переведенного в духе тангистики.
Понятно, что не только они были вдохновлены жалобами, исходящими из «черной груди». Справедливо будет вспомнить и других поэтов и их произведения, связанных с этим незаменимым инструментом: «Muchacho», Селедонио Флореса; «Buenos Aires», Мануеля Ромеро; «Bandoneón», Хосе Гонсалеса Кастижьо; «Mi Buenos Aires querido», Альфредо Ла Пера...короче говоря, список на этом не заканчивается. Бандонеон фигурирует еще во многих танго, по той простой причине, что его используют для выражения своих печалей.

   Популярная легенда гласит, что мы (поклонники любви и дружбы) дыша как меха бандонеона, вдыхая каждую ноту, набрасываем лассо для связи с аррабалем (пригород, район БА). Бандонеон превратился в подобие легких, которые ритмично и страстно дышат, очищая наш воздух. Воздух, который наполняет кислородом нашу кровь... и кровь, достигая сердца оживляет наши самые подлинные чувства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий