"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


вторник, 10 апреля 2012 г.

 Cuando llora la milonga

Танго уже триумфально прошло по сценам Европы и дерзко вернулось в свой родной город, чтобы быть принятым обществом, которое сначала полностью отвергало его. Поэты и музыканты произвели бесконечное количество тем, которые удовлетворяли ожидания публики и композиторы вынуждены были хорошо потрудиться, чтобы соревноваться с высоким уровнем, который был достигнут. Случилось так, что Хуан де Диос Филиберто, который уже имел оглушительный успех и дал миру произведения непреходящей ценности, лично пришел к поэтессе Марии Луизе Карнежьи, которая отважилась писать танго. Он попросил ее написать слова для своего последнего танго. 

   Женщина написала несколько вариантов, которые не удовлетворяли требованиям композитора. Наконец появился окончательный вариант, который в этот раз не нравился поэтессе, которая подписала произведение псевдонимом Луис Марио (так звали ее сына). Она писала: «Это самые мои популярные стихи, но они мне не нравятся. Я должна была написать их , потакая невзыскательному вкусу композитора». Тем не менее команда композитора и поэтессы создала отличную историю аррабаля, которая, как водится в подлинных танговских историях, была написана острием ножа и называлась
Cuando llora la milonga.

 Текст действительно приметивненький об очередных разборках на ножах. Литературный вкус композитора может и был невзыскательным, но музыка получилась что надо. Одно из моих любимых танго. Прикольно, что за эту работу поэтесса получила больше денег, чем за восемь своих высокохудожественных книг.




Cuando llora la milonga

Таго 1927
Музыка: Хуан де Диос Филиберто/Juan de Dios Filiberto
Слова:Мария Луиза Карнежьи/ María Luisa Carnelli

Sollozó el bandoneón
congojas que se van
con el anochecer.
Y como un corazón,
el hueco de un zaguán,
recoge la oración
que triste dice fiel mujer.

Lloró la milonga,
su antigua pasión,
parece que ruega
consuelo y perdón.
La sombra cruzó
por el arrabal
de aquel que a la muerte
jugó su puñal.

Dos viejos unidos
en un callejón,
elevan las manos
por su salvación.

Y todo el suburbio,
con dolor,
evocan un hondo
drama de amor.
Conmovió el arrabal
con largo estremecer
el toque de oración.

Con gran pena y sentimiento
dolor sentimental
embarga a la mujer
en tanto el bandoneón
reza de un querer

Комментариев нет:

Отправить комментарий