"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


воскресенье, 8 июля 2012 г.

Patotero Sentimental
Мануэль Ромеро был человеком ночи, Танцы, игорные дома... с острым пером летописца и метким взглядом на этот легкомысленный театр. Его тезка и соратник Мануэль Ховес был вдохновлен каталонской музыкой, адаптировав ее в местную среду, исполнял куплеты на эстраде. Они вместе подготовили постановку под названием “El Bailarín de Cabaret”, где должен был блистать комедийный актер Сезар Ратти, возглавлявший труппу театра Аполо, в которой, кроме того, танцевали танго.
В постановке, конечно, было изображено кабаре, где среди компании пел артист-певец Игнасио Корсини. В результате это не была пьеса для Сезара Ратти, но было одно танго для Игнасио. Премьера состоялась 12 мая 1922 года. В сцене кабаре главный герой сидит во главе стола среди своей ватаги и они шумно бухают. Во время внезапной паузы, концентрированные размышления певца, добавили словам драматический акцент, который придал достоверности сюжету. Слова и музыка сложились в легкозапоминающуюся тему. Корсини пел и играл так убедительно, что без усилий завоевал признание публики. После продолжительных аплодисментов, которыми его наградили зрители, Корсини на бис повторил строфы “Patotero Sentimental”.

Нет, не было и нет сентиментальных гопников, но Мануэль Ромеро придумал одного для своего танго. Гопника, который в искусстве и пении Игнасио Корсини, сначала, и великих певцов, после, превратился из вандала в соблазнителя, раскаивающегося в своей жестокости и скрывающего под своим смехом большое желание плакать.



Patotero sentimental

Танго 1922
Музыка:Мануэль Ховес/ Manuel Jovés
Слова:Мануэль Ромеро/ Manuel Romero

Patotero,
rey del bailongo,
patotero,
sentimental.
Escondés bajo tu risa
muchas ganas de llorar.
Ya los años
se van pasando
y en mi pecho
no entró un querer.
En mi vida tuve minas, muchas minas
pero nunca una mujer...

Cuando tomo dos copas de más,
en mi pecho comienza a surgir
el recuerdo de aquella fiel mujer
que me quiso de verdad,
y yo, ingrato, abandoné.
De su amor me burlé sin mirar
que pudiera sentirlo después,
sin saber
que los años al correr
iban, crueles, a amargar
a este rey del cabaret.

¡Pobrecita!
¡Cómo lloraba
cuando ciego
la eché a rodar...!
La patota me miraba
y... ¡no es de hombre el aflojar!

Patotero
rey del bailongo,
de ella siempre
te acordarás.
Hoy ríes... pero tu risa
¡sólo es ganas de llorar!

Комментариев нет:

Отправить комментарий