"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


суббота, 12 мая 2012 г.

Альберто Кастижьо
Alberto Castillo




Певец
(7 декабря 1914 - 23 июля 2002)
Полное имя: Альберто Сальвадор Де Лукка

  Может быть особенности стиля Альберто Кастижьо имели что-то общее с остроумием и происхождением из аррабаля Роситы Кироги, Титы Морежьо или Эвы Берон. Но речь никоим образом не идет о взаимном влиянии. Просто их объединяет общий воздух и совместный ритм.



  Однако, когда Кастижьо касался глубоких тем, его нежность очень трогает и поражает воображение. Определенно, это «голос, не похожий ни на какой другой». Его стиль так же не похож ни на кого. Он сам говорил, что особенностью его исполнения было то, что необходимо танцорам: «люди двигались в соответствии с нюансами моего голоса», - и он сказал себе: «Это то, что нужно!». Он никогда не отклонялся от этой манеры пения, этого настоящего тангеровского стиля, к которому нужно добавить очень важную деталь: его совершенную интонацию.

  Альберто Сальвадор Де Лукка, это его настоящее имя, родился 7 декабря 1914 года в баррио Флореста, в западной части БА. Он был пятым ребенком в семье итальянских иммигрантов Сальвадора Де Лукка и Люсии Ди Паола.
  С раннего детства он проявлял природную склонность к музыке. Он брал уроки игры на скрипке и пел в любом месте, где только было возможно. Однажды, когда ему было 15 лет, он пел для своих друзей, к нему подошел гитарист Армандо Нейра и предложил присоединиться к своему ансамблю.

  Это был профессиональный дебют Альберто Де Лукка под псевдонимом Альберто Дуаль, который перекликался с певцом Карлосом Дювалем. Затем он пел в оркестрах Хулио Де Каро (1934), Аугусто Педро Берто (1935) и Мариано Родаса (1937).

  Псевдонимы защищали его от строгого отца. Когда он пел с оркестром Родаса на Радио «Париж», дон Педро, услышав его, сказал: «Очень хорошо поет, голос очень похож на голос Альберито».

  В 1938 году, Альберто покидает оркестр и полностью посвящает себя своей медицинской карьере. Но танго было по прежнему у него в крови и за год до окончания учебы он поступил в оркестр типика «Лос Индиос», которым дирижировал дантист-пианист Рикардо Тантури.

  8 января 1941 года вышел первый диск Тантури с вокалом Альберто Кастижьо (таким был окончательный псевдоним певца), который очень успешно продавался. Год спустя Кастижьо получил диплом гинеколога и устроил свой кабинет в родительском доме.

  Так, от вечера к вечеру, доктор Альберто Сальвадор Де Лукка покидал свою «женскую консультацию» и бежал на радио, превращаясь там в певца Альберто Кастижьо. Все осложнилось, когда в приемной стало не хватать места для такого количества женщин, в большинстве своем молодых. Было одно объяснение этому: певец был невероятно популярен среди слабого пола и когда распространилась весть, что он гинеколог, то они быстро узнали где находится его кабинет и бросились лечиться к нему. Кастижьо вспоминал случай, который описывал этот бесконечный поток дам: «Вы готовы, сеньора?», спрашивал он пациентку, раздевающуюся за ширмой. Она ему отвечала без смущения: «Я да, доктор, а вы?»

  «Такие ситуации мне очень не нравились»- признавался он и решил покончить с профессией врача, чтобы полностью посвятить себя пению.
6 июня 1945 года он женился на Офелии Онето. У них было трое детей: Альберто Хорхе (гинеколог и акушер), Вивиана Офелия (ветеринар и агроном) и Густаво Альберто (пластический хирург). К тому времени Кастижьо уже был настоящим народным кумиром.

  Его манера двигаться на сцене, манера держать микрофон, качая его со стороны в сторону, его правая рука, поднесенная ко рту, как у уличного глашатая, его платок, свисающий из кармана, расстегнутая рубаха и свободный галстук. Все это было необычно, все производило сенсацию, даже его импровизированные боксерские бои, когда он пел "¡Qué saben los pitucos!" (в танго "Así se baila el tango" Элиаса Рандаля).



  К этому добавим его голос и его своеобразный стиль, которые объясняют нам почему, когда в 1944 году он пел в театре «Альвеар», полиция должна была ограничить движение транспорта по улице Корьентес. Невиданное дело с того времени, когда бандонеонистка Пакита Бернар выступала в кафе «Домингес».

  Это было в начале его сольной карьеры, после расставания с Тантури где-то в 1943 году. Несколько позже он включил в свой репертуар кандомбе, которое он в своих спектаклях украшал танцами чернокожих танцоров. Первым из них было кандомбе "Charol" (Освальдо Соса Кордеро), принесшее успех как в БА, так и в Монтевидео, что заставило его продолжать включать этот ритм в свой репертуар: "Siga el baile"(Карлоса Уорена и Эдгардо Донато), "Baile de los morenos", "El cachivachero" и "Candonga" (собственного сочинения). Кстати, Кастижьо был еще и автором слов. Он написал например танго: "Yo soy de la vieja ola", "Muchachos, escuchen", "Cucusita", "Así canta Buenos Aires", "Un regalo del cielo", "A Chirolita", "¡Dónde me quieren llevar!", "Castañuelas" y "Cada día canta más"; и марши: "La perinola" и "Año nuevo".

  Кинематограф превратил Кастижьо в настоящего актера, который дебютировал в 1946 году в фильме Adiós pampa mía", затем продолжил в: "El tango vuelve a París" (1948, с аккомпанементом Анибаля Тройло), "Un tropezón cualquiera da en la vida" (1948), "Alma de bohemio" (1948), "La barra de la esquina" (1950), "Buenos Aires, mi tierra querida" (1951), "Por cuatro días locos" (1953), "Ritmo, amor y picardía", "Música, alegría y amor", "Luces de candilejas" (1955, 1956 и 1958) y "Nubes de humo" (1959).

  Последний успех Кастижьо был в 1993 году, когда он записал "Siga el baile" c "Los Auténticos Decadentes" и ему удалось покорить молодежь конца века, также как он это делал в 40-х годах. Его голос продолжает оставаться одним из самых узнаваемых и наиболее отождествляемых с городской музыкой. И вероятно, так будет всегда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий