"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


воскресенье, 6 мая 2012 г.

Эдуардо Ароляс
Eduardo Arolas





Бандонеонист, дирижер и композитор
(24 февраля 1892г. - 29 сентября 1924г.)
Настоящее имя: Лоренсо Арола
Прозвище: Тигр бандонеона.



  Все в танго имеют собственный взгляд на ценность того или иного артиста и это хорошо. Наши вкусы и собственный опыт определяют наш выбор того или иного.

  Конечно, когда мы говорим о пении в танго, единодушно согласимся с несравненной фигурой Карлоса Гарделя. Но этого не произойдет, когда будем обсуждать оркестры или других музыкантов или певцов.

  Случай Эдуардо Ароляса — еще одно исключение. Необыкновенный талант композитора ставит его на ступень выше остальных. Его заслуга тем выше, если принять во внимание, что в его поколению принадлежат самые великие создатели танго. Достаточно вспомнить музыкантов уровня Агустина Барди, Висенте Греко, Артуро Де Басси, Хуана Карлоса Кобиана, Роберто Фирпо и других.

  Гардель и Ароляс, по моему мнению, являются краеугольным камнем современного танго. Первый — француз по происхождению и портеньо по призванию, второй — аргентинец, сын французских родителей.

Обладатель невероятной способностью к созданию мелодий, он пришел в музыку как скромный гитарист. Гитара была его первым инструментом, игре на котором он учился у своего друга Рикардо Гонсалеса.

  Однако его самоотверженность, гениальность и беспокойная жизнь будет посвящена бандонеону.
  Несколько лет, отпущенных ему, было достаточно, чтобы сочинить более сотни произведений отличного качества, которые могут похвастаться современной и сложной структурой, полной возможностями для аранжировок и вариаций.

  Мелодии Ароляса передают меланхолию, романтизм, в некоторых чувствуется драматизм, но все они полны бесконечной красотой, характерной модернистскому духу автора.

  Перефразируя исследователя Эктора Эрнье, мы являемся свидетелями «явления с большой буквы», который прожил только 32 года.

  Он отдавал дань совершенству во всех своих работах: "El Marne", "La cachila", "Comme il faut", "La guitarrita", "Lágrimas", "Maipo", "Retintín", "Viborita", "Catamarca" y "Derecho viejo", последнее танго имело ошеломляющий успех.



  Его первая работа "Una noche de garufa" (1909) была написана интуитивно, на слух, повторяя на память, так как он не знал сольфеджио и не мог записать партитуру. Франсиско Канаро был первым, кто помог увековечить это танго, сделав партитуру для скрипки, затем Карлос Эрнани Маччи написал партитуру для пианино.

  В этот первый период творчества, кульминация которого пришлась на 1912 год, он написал несколько танго, среди которых выделяются "Nariz" и "El rey de los bordoneos", написанное в честь гитариста Грасиано де Леоне.
В 1911 году он начал обучение в консерватории у учителя Хосе Бомбига и три года изучал теорию, сольфеджио и гармонию.
  В этом же году он собрал свой первый оркестр с гитаристом Леопольдо Томпсоном, скрипачом Эрнесто Понсио. Они выступали по различным кафе БА и Монтевидео.
  Через некоторое время он создал трио с великим Агустином Барди на пианино и скрипачом Тито Роккатальятта, а в 1912 году создает квартет с последним, а также с флейтистом Хосе Грегорио Астудижьо и Эмилио Фернандесем, на девятиструнной гитаре.

  В следующем году, по просьбе дирижера Роберто Фирпо, он играл в кабаре «Armenonville» в районе Палермо и на других сценах. В итоге Ароляс собрал собственный оркестр.

  Между 1913 и 1916 годами он, уже со знанием сольфеджио и гармонии, написал танго: "Delia", "Derecho viejo", "La guitarrita" y "Rawson" и "Fuegos artificiales", написанное в сотрудничестве с Роберто Фирпо.

  Затем он совершил множество поездок в Уругвай, выступая с большим успехом в «Театре Казино» в Монтевидео, городе, где он поселился, чтобы забыть любовную драму, которая его сопровождала до конца дней.

  Конечно он часто возвращался в БА для выполнения контрактов и участия в выступлениях, но его самоизгнание возобновлялось после завершения каждой работы.

  В 1917 он году принял участие как звезда бандонеона в большом оркестре, специально созданном слиянием оркестров Канаро-Фирпо для карнавалов в Росарио.
  Начиная с 1917 года и до своей кончины Ароляс написал свои самые известные танго, некоторые из них шедевры культурного наследия нашей городской музыки, я имею в виду "La cachila" , "El Marne", "Comme il faut", "Retintín", "Marrón glacé", "Rocca", "Taquito", "Lágrimas"и множество других произведений.

  В 1920 году он отправился во Францию, но вскоре вернулся в БА, как оказалось в последний раз. Вернувшись в Париж, больным туберкулезом алкоголиком, он умер 29 сентября 1924 года, оставив после себя единственную написанную во Франции вещь: "Place Pigall".

Ароляс был авангардистом в композиции и исполнении танго.

   Его оркестр блистал, отличаясь от других. В 1917 году начал записываться на лейбле «Виктор», где опробовал свое звучание и ритм с особыми вибрациями.
  Эрнье говорил: «его ритмика в тот период была очень гибкой, не была жесткой и выражала музыкальный полет, была более певучей, более богатой по звучанию. В результате это был самый передовой оркестр той эпохи.»
  Позже упоминается включение Аролясом в оркестр инструментов, не используемых другими дирижерами: виолончель, саксофон и банджо.

  То что Ароляса мало знают как исполнителя, объясняется плохим качеством звукозаписи тех лет.

  Отдельно упомянем три его произведения, не так широко распространенные.
  Коснемся во-первых "Viborita", изысканной мелодии, которую мы можем оценить в полной мере в записи оркестра скрипача Ахесилао Феррассано 1927 года.

  Затем упомянем танго "Lágrimas" в версии оркестра Альберто Мансионе 1953 года, исполненному с деликатным уважением к оригинальному произведению.
 
  И наконец "La guitarrita", лучшего примера влияния креольской музыки на наших богемных городских композиторов. Существует множество, нравящихся мне, версий этого танго, но рекомендую две: Канаро 1930 года и Пульезе 1954 года.

Что касается его наиболее распространенного и важного танго "La cachila", то есть очень много записей, которые заслуживают отдельной главы, так как большинство оркестров включало его в свой ​​репертуар. Из них я предпочитаю версию маэстро Карлоса Ди Сарли 1941 года.

  То же самое можем сказать о "El Marne", которое является музыкальной заставкой нашей радиопрограммы “Siempre el tango” в исполнении оркестра Освальдо Фреседо 1980 года, но выделю версию Анибаля Тройло 1952 года и Орасио Сальгана !953 года.

Ароляс  был уникальным гением, который постоянно стремился к обновлению и который нас трогает каждый раз, когда мы слушаем его глубокие произведения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий