"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


четверг, 7 июня 2012 г.

Энрике Кадикамо
Enrique Cadícamo

 поэт




Высказывания поэта

  Я совсем не согласен с определением авангарда танго. Авангард это первое, что падает на линии огня. В бою авангард двигается впереди армии. В танго есть что-то похожее. Авангард танго первый падает от безразличия всех, кто знает что такое танго.



  Танго имеет народные корни, как и другие ритмы в других частях мира, которые не меняются, не искажается, не меняет вывеску. Возможно ли обновить пение фламенко? Это было бы нонсенсом. Почему? Потому что оно имеет народные корни, мавританские, испанские. Я люблю прогресс, но некоторые вещи не имеют смысла. То что делают в с машинами и компьютерами, пытаются делать и на сцене. В этом нет необходимости.

  Танго это очень скромная и простая вещь. Его играли люди, которые не имели академического музыкального образования: Анхель Вижьольдо, Эдуардо Ароляс, Энрике Дельфино. У них было чувство, которое стоило больше чем вся традиционная часть танго, которая могла бы иметь партитуры. В танго все должно остатся как есть. Это наше дело, это пейзаж, который остался от прошлого. Танго уже осталось. Нельзя сказать о танго, что оно приходит.
Я был в Париже, когда танго начало распространяться. Мне было 28 лет. Танго пришло к тому, что пришло потому что это очень простая музыка, которая пришла из пампы, которая говорила на одном языке.

  Сегодня вы не можете писать тексты танго, потому что танго это вопрос атмосферы и настроения того времени. Селедонио Флорес, например, показывает атмосферу той эпохи, описывает пейзажи того времени. Почему? Потому что нашел слова, которые точно описали то, чем был БА в то время. Сейчас будут другие слова, которые найдут другие авторы. Когда умирает автор, умирает эпоха. Для меня эпоха танго уже умерла.

  Сегодня существуют много композиторов и авторов музыки, но не танго. Танго было тогда другим, сегодня оно проявлялось бы иначе. Это была бы песня о БА или о чем нибудь другом. Нужно было бы дать этому другое название.

  Когда закончилась эпоха того танго? С появлением известных танго, традиционных танго и танго-антологий. Так закончилась эпоха. Я могу сочинить танго за 20 минут или за 15. Если это занимает полчаса, то не стоит этого делать. Но я напишу его со вкусом и со стилем, который я знал в БА, когда мне было 20, 25 или 30 лет.

  Люди хотят слушать танго из антологий, то что осталось, то что сделало эпоху. Новые вещи, сегодняшние, это не то же самое. Гардель записал 23 моих танго. Это почетный рекорд. Хочу сказать, что я знаю кое-что о танго.

  Танго не умерло, потому что его играют в Нью Йорке с огромным успехом. Его играют во Франции и Финляндии.
Должен посоветовать молодым людям , что танго ни в коем случае не требует смены одежды. Это то что осталось от прошлого и нужно играть танго так как есть.

  Танго не должно отдаляться от установленных канонов. Не создаются танго образца 1986 года (время интервью), которые говорили бы о улицах Флориды и углах Обелиска, не знаю где сегодня есть места танго. На футбольном поле? Есть эти места, как не быть. Давайте извлечем их из своей интуиции.

  Я не говорил, что это строит препятствия для всего, что развивает музыку танго. Напротив. Мне нравилось бы видеть длинный список новых авторов, которые достигли успеха и делают успешные вещи. Мне понравилось это бы потому, что кто-то из них думает, что он что-то сделал для танго в течение стольких лет, что кто-то будет способен на то, чтобы продолжать делать это.
 
  Можете изменить обстоятельства, но с теми же людьми. Но мы уже не получили бы сущности танго. Сущность была тогда, в то время, хотя вы можете не поверить. Была эпоха, был трамвай, был циферблат на углу Маипу и Корьентес... Были все эти вещи, которые соответствовали обстоятельствам, месту действия. Сейчас мы должны сделать почти физические усилия, чтобы сделать танго про футбол или пицерию.

  Сегодня есть очень красивые танго, но это просто песни в ритме танго. Но это не танго баррио, не портовое. Это не то танго, которое вызывает чувства, эмоции, как танго Ароляса, которые мы танцуем. Сегодня есть танго, но это не традиционное танго. Это песня, которая может быть очень хорошо сделана и тиражируется как песня, но не как подлинное танго. Потому что если вы поете это танго в Дании, люди не знают откуда появилась эта музыка.

  В танго существует ситуация очень похожая на апокалипсис. Во-первых, потому что исчезли оркестры, которые были источником работы, во-вторых, ничего не распространяется.


  Сегодняшние певцы танго делают все возможное. Есть хорошие певцы, но Гардель переплюнул их всех. Потому что открыл манеру пения, которая не раздражала. У него был удивительный голос, классический. Мог бы быть великим оперным певцом.

  Как родилось "Muñeca brava"? Тогда танго были карикатурами, сатирой на кого-то. Это была социальная среда для такого типа танго. Была небольшая критика девченок из ночной жизни и кабаре БА, в которые мы ходили. Тексты были правдивымии, создавались по какому-то поводу. "Muñeca brava" была написана когда к власти пришел генерал Хосе Феликс Урибуру во время революции (сентябрь 1930 года). Это был первая ступень для ста революций. После этого я написал танго "Al mundo le falta un tornillo". Автор должен описывать момент, который переживает страна. Должен привнести что-нибудь в историю города в такое время. Вклад художника, музыканта, композитора это результат картин, сделанных о БА.



  Успех это когда идешь по улице, слушая как люди насвистывают твое танго. Это величайшая слава для автора. Хотя, тот кто насвистывает, не знает имени создателя танго. Уже много лет я не имею такого успеха.

  Хуан Карлос Кобиан не отходил от сущности танго, но он нарушил старые архаичные формы, какие были у Анхеля Вижьольдо или Эдуардо Ароляса. Не смотря на это Кобиан был поклонником Ароляса. Это хорошо, когда приходит новатор, который действительно придумывает настоящую вещь, очень нашу. Он создает танго, которое позже, когда придет момент, будет иметь шумный успех.

  Я не исключаю возможности того, что вернется танго с сущностью. Если есть исследователи, то они должны сказать, почему Кобиан, Дельфино и все революционеры танго оставили аутентичную часть танго. Нужно понять почему это было. Должны изучить все и если кто-то сможет сделать танго образца 1986 года, тогда и посмотрим какое это танго.

  Танго это очень просто, это пульсация, это сила, это внутренние эмоции, которые вы бросаете на клавиши и получаете эфект. Это не хвастовство, это совсем другое.

   «El Negro Flores», не Селедонио Флорес, а Карлос В.Г. Флорес, пианист, был монстром. Кроме того, он был создателем своего стиля. В ту эпоху каждый имел свой стиль. Кобиан, Дельфино, Негро Флорес имели свой собственный стиль. Какую пордочность имели музыканты того времени! Они сами говорили, что не хотят быть похожими на других и они действительно делали настоящее танго.
   Негро Флорес был гитаристом, но был и отличным пианистом. Он умудрялся извлекать гитарные эфекты на пианино. Он галопировал по клавишам. Делал действительно наши вещи. Он не был виртуозом, из тех, кто делал вещи, которые не имели ничего общего с танго. Танго богато на эмоции, мужественное, но не изнеженное. Танго храбрая музыка, поэтому и остаются старые танго.

  Из певцов, не касаясь Гарделя, мне очень нравились Хулио Соса, Эктор Мауре, Эдмундо Риверо, Чарло.

  А из певиц танго? Мерседес Симоне, Асусена Майсани, Виржиния Люке, она как звезда, лучшая. О танго мы должны говорить с утонченностью. София Босан, например, никогда не училась петь, не посещала консерваторию, не занималась вокалом, но пела танго красиво и изящно.

  В танго есть персона, профессии которой не возможно обучить в в консервоториях. Это певец. Каждый певец должен выразить то, что он чувствует, а если он не умеет чувствовать, то ему лучше уйти. Танго очень сложно для пения. Когда приходит суетливый певец с голосом, который хочеться исключить потому что у него нет голоса, с какой стороны ни смотри, то такой певец должен убежать. Анхель Варгас имел слабенький голос, но пел изумительно. Фиорентино не имел голоса, но эмоции и любовь к танго сделали его певцом.


Энрике Кадикамо

Поэт, писатель и драматург.
(15 июля 1900 - 3 декабря 1999)
Полное имя: Энрике Доминго Кадикамо
Псевдоним: Росендо Луна и Иино Луччи

  Кадикамо родился в Хенераль Родригес, Провинция БА. Его первая книга стихов “Canciones grises” вышла в 1926 году. Хотя его произведения и пропитаны верленовской меланхолией, но он не отказывался от танговских ноток: «Пигаль зевая опустел, хулиганские свои псалмы оркестр приглушил, разбрелись уставшие шлюхи в размышлениях о своих постелях, холодных как и их сердца»
  Два других поэтических сборника, с различными подходами, но с похожей литературной озабоченностью: “La luna del bajo fondo” (1940) и “Viento que lleva y trae” (1945). Кадикамо опубликовал, кроме того, роман “Café de camareras” (1969) и книгу воспоминаний “El desconocido Juan Carlos Cobián” (1972).



  Вечный мальчик — писал Бенарос — Кадикамо, кажется, поворачивает время вспять. Он сохранил нетронутыми свои светлые волосы, в изобилии ниспадающие ему на шею по молодежной моде... Носил светлые галстуки — однажды мы видели его в нежно-желтом и с его спортивной сумкой, он выглядел очень молодо. Он хотел забыть о времени, потому что знал, что время это «темный враг, сосущий нашу кровь», согласно поэзии Бодлера - «питается нашими иллюзиями и нашей жизнью...» (Энрике Кадикамо, Tanguera, nº 29)

  Первым танго, которое написал Кадикамо было “Pompas de jabón на музыку Роберто Гожьенече. Специалист Хорхе Фаветто рассказывает: «Гардель записал его в Испании 27 декабря 1925 года в сопровождении только гитариста Хосе Рикардо в электрической системе, потому что в этой стране эта система была известна несколькими месяцами раньше, чем ее начали использовать в БА. Это было первое танго поэта Кадикамо, которое записал Гардель и это было началом их прекрасного сотрудничества. Кроме того, Энрике Кадикамо был автором последнего танго, которое Гардель записал в Аргентине перед тем, как отправиться в последний тур. Это было танго “Madame Ivonne”, записанное 6 ноября 1933 года».




  За этим последовало множество других танго (по крайней мере 20 из них записаны Гарделем), неравного достоинства, но без каких-либо уступок дилетанству и вульгарности. В тангистике Кадикамо находятся такие успешные произведения как: “Che papusa, oí” и “Anclao en París”, и другие решительно неслабые: “Tu promesa” и “Al subir, al bajar” . Однако, все его произведения отличаются заметным литературным достоинством. Вот несколько примеров.

   “Compadrón”, слова написаны на музыку пианиста Луиса Виска и исполнялось Софьей Босан, которая выступала в том сезоне в Росарио. Слова “Che papusa, oí” написаны в 1927 году. Вспоминает Виктор Солиньо: «Первый диск Альберто Вильи не должен был провалиться. Однако, эфект от пластинки уменьшился, когда Альберто выразил пожелание, чтобы в знак уважения к ответственным за это мероприятие, его первый диск должен был быть «афинским» (имелась ввиду Афинская Труппа Монтевидео). И он выбрал “Niño bien”.

  Мы не были уверены, что “Niño bien” была достойна или необходима как весомый вклад в успех пластинки. Мы думали о том, что нам необходимо был длоя усиления. Матос Родригес, другой участник труппы с первых лет, окончательно пустивший корни в БА. Он был «афинский» и кроме того, был автором “La cumparsita”. Вот это да! Мы решили обратиться к нему за помощью. “Che papusa, oí”, со словами Кадикамо было спасательным жилетом, к счастью упавшим посреди волн в которых качались наши страхи и тревоги». (“Mis tangos y los atenienses”, Montevideo, 1967, стр. 30 и 31 ).
Слова “Anclao en París” были написаны Кадикамо в Барселоне, в 1931 году. Он отправил их Гарделю, который тогда жил в Ницце (он там дебютировал в казино 15 января в том же году). Гильермо Барбьери, один из гитаристов певца, написал музыку и Гардель вскоре записал это танго.

  Слова“Tres esquinas” посвящены пересечению улиц Монтес де Ока и Освальдо Крус, в районе Барракас. Там было кафе под названием "Tres esquinas". Слова были написаны Кадикамо в 1940 году на уже существующую музыку Анхеля Д’Агостино (неизданное танго под названием “Pobre piba”). Это танго впервые исполнил Анхель Варгас, который пел в оркестре Д’Агостино.



  Другие интересные танго: “Muñeca brava”, ременисценция некоторых танго Селедонио Флореса. Слова написаны на музыку Луиса Виска, которая заняла 6 место среди танго без слов на 5-м конкурсе Макса Глюксмана в 1928 году.

“Cruz de palo”, танго, записанное Гарделем 1-го марта 1929 года.

“De todo te olvidas”, которое напоминает некоторые четверостишья Эваристо Карьего — под названием “Tu secreto”, которое получило первую премию для танго со словами на 6 конкурсе Макса Глюксмана, состоявшемся в Палас Театре в 1929 году.

“Niebla del Riachuelo”, спетое Титой Мережьо в фильме “La fuga” Луиса Сославски, премьера которого состоялась 28 июля 1937 года.

“Pa’ que bailen los muchachos” и монументальное танго “Los mareados”, с музыкой танго “Los dopados”, Хуана Карлоса Кобиана и “Garúa”, эти последние три танго записаны Анибалем Тройло с голосом Франсиско Фиорентино.



Так мы могли бы долго продолжить обсуждение успешных названий танго, написанных Кадикамо. Несомненно, Энрике Кадикамо был одним из самых плодовитых писателей нашей популярной музыки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий