"Чтобы стать хорошим танцором танго необходимо влюбиться в эту музыку."

Carlos Pérez


среда, 1 августа 2012 г.

Margarita Gauthier.
Той ночью 1933 года Таатр Насиональ был заполнен восторженными зрителями, которые с нетерпением ждали одно из последних выступлений Карлоса Гарделя. Представление проходило под управлением Исаака Рософски, 20-тилетнего молодого человека, который с детства был вхож в мир театра и зарождающийся мир радио. Голос и личность Гарделя произвели неизгладимое впечатление на него и он стал преданным поклонником певца. В память певца он под именем Хулио Хорхе Нельсон вел радиопрограмму “Этой ночью слушаем Гарделя”...

В роковой день 24 июня следующего года парень находился в кафе “Los 36 Billares”, когда Франсиско Канаро и Хосе Рассано пришли с печальным известием о трагической смерти певца. Последующие события породили полемику, которая продолжается до сих пор между теми, кто отмечает благородство и бескорыстие дела, которому парень посвятил свою жизнь, поддерживая память об исчезнувшем кумире и теми, кто обзывал его “Вдовой”, не понимая его страданий о человеке, с которым он встречался один раз в жизни. Через некоторое время после смерти певца Радио Кажьао начало передачи, посвященные исключительно Гарделю. Передачи вел Карлос Энрике Чечетти, которого заменил Нельсон в 1936 году.
Совместно с пианистом и бандонеонистом Хоакином Маурисио Мора, Нельсон написал строфы танго, которые демонстрируют нам неизвестные грани богемы, погруженной в романтизм, преобладающий во времени, отраженном в стихах о Маргарите Готье: Margarita Gauthier.

Создатель мифа о Гарделе и автор фразы: “с каждым днем поет все лучше”, Хулио Хорхе Нельсон достоин быть на пьедестале тех, кто создавал танго, написав слова Margarita Gauthier.






А вот инструментал великого авангардиста, бандонеониста Эдуардо Ровиры



Margarita Gauthier
Танго 1943
Музыка:Хоакин Мора/ Joaquín Mora
Слова: Хулио Хорхе Нельсон/Julio Jorge Nelson

Hoy te evoco emocionado, mi divina Margarita.
Hoy te añoro en mis recuerdos, ¡oh, mi dulce inspiración!
Soy tu Armando, el que te clama, mi sedosa muñequita,
El que te llora... el que reza, embargado de emoción.
El idilio que se ha roto me ha robado paz y calma.
Y la muerte ha profanado la virtud de nuestro amor.
¡Para qué quiero la vida!... si mi alma destrozada
Sufre una angustia suprema... vive este cruento dolor.

Hoy de hinojos en la tumba donde descansa tu cuerpo
He brindado el homenaje que tu alma suspiró;
He llevado el ramillete de camelias ya marchitas,
Que aquel día me ofreciste como emblema de tu amor.
Al ponerlas junto al lecho donde dormías tranquila,
Una lágrima muy tierna de mis ojos descendió
Y rezando por tu alma, mi divina Margarita,
Un sollozo entrecortado en mi pecho se anidó.

Nunca olvido aquella noche que besándome en la boca
Una camelia muy frágil de tu pecho se cayó;
La tomaste tristemente, la besaste como loca
Y entre aquellos pobres pétalos, una mancha apareció.
¡Era sangre que vertías! ¡Oh, mi pobre Margarita!
Eran signos de agonía... eran huellas de tu mal
Y te fuiste lentamente, vida mía, muñequita,
Pues la Parca te llamaba con su sorna tan fatal.

Комментариев нет:

Отправить комментарий